ЛИТЕРАТУРА КИНО on-line off-line

Альманах Рок-дилетанта

Глава 8.
МЭ: Второй фестиваль «Авроры»

Вступление рок-дилетанта

Рождественский рок-фестиваль «Аврора-90», состоявшийся 21—23 декабря 1990 года в Ленинградском Дворце молодежи, поставил нас прямо-таки в безвыходное положение. Первая «Рок-Аврора», будучи предприятием экспромтным и отчасти халявным, не взывала к расправе с организаторами, ибо не были понятны их намерения. Может, они пошутили? Но вторая «Рок-Аврора» дала понять, что у организаторов есть намерения сделать эти фестивали традиционными, а тогда с них совсем другой спрос. Дилетантский уровень, как и везде, должен смениться профессиональным. Пока этого, к сожалению, не произошло, но фестиваль дал пищу для размышлений.

О том, как все проходило, точнее, о некоторых фрагментах этого тоже достаточно объемного фестиваля, вы узнаете из писем моих корреспондентов.


Андрей Бурлака — рок-дилетанту

Уважаемый Александр Николаевич!

Нетрудно догадаться (это следует как минимум из обстоятельств, истинное значение которых известно лишь нам с Вами), что основной вопрос, который Вы хотели бы задать мне как сопредседателю оргкомитета, ведущему концертов, Главному, а также просто редактору неких изданий, очень прост: «Что понравилось, а что не понравилось Вам на авроровском фестивале?»

По этому поводу, кстати, вспоминается апокрифическая история, будто бы произошедшая во время записи первого альбома БИТЛЗ «Please Please Me». «Вам здесь что-нибудь не нравится?» — спросил у музыкантов Джордж Мартин, знакомя их со студией. «Ага, — тут же ответил Харрисон,— ваш галстук».

Принимая как данность окружающий нас мир и понимая невозможность совместить проекцию действительного со схемой желаемого я тем не менее имею к фестивалю ряд существенных... не то чтобы претензий, а скорее замечаний, касающихся его подготовки, организации и проведения. Впрочем, многие из них относятся к той его части, за которую ответственен я сам, поэтому эти замечания, так сказать, внутреннего пользования. Фестиваль мог оказаться лучше, хуже или просто другим, но в конечном счете я им вполне удовлетворен. Если, конечно, забыть о галстуке.

Куда меньше меня радует освещение «Рок-Авроры» прессой — в частности, ленинградской: Вы, вероятно, уже успели ознакомиться с откликами на событие, опубликованными в газетах либо пришедшими
по почте. Честно говоря, в массе своей они удручают. К сожалению, психология дилетантства, оправдывающего невежество независимостью суждений, была и прежде характерна для так называемой молодежной прессы, а также (правда, лишь отчасти) для музыкального самиздата. Теперь возможность высказываться получили все: и бывшие подпольщики, и вчерашние комсомольцы... И что же? Да ничего: искусствоведческий анализ по-прежнему подменяется нудным и бездарным наукообразием, толковая критика — нахраписто-безапелляционным хамством, а беспристрастно изложенные факты — сплетнями и туповатым юмором. Не знаю, как писать, а читать все это скучно.

Мне, конечно, хотелось бы поговорить о Музыке — благо фестиваль дал к этому повод, однако, признаюсь сразу, впечатления мои — в силу тех функций, которые были возложены на меня оргкомитетом, —
чересчур смутны и перепутаны: попробуйте-ка одновременно слушать музыку, сгонять со сцены одну группу и разыскивать по гримеркам другую, стремясь удержать в голове расписание концерта, имена
спонсоров и взаимоисключающие друг друга требования звукооператоров, телевизионщиков и музыкантов! И потом, без ножа резала неизбежная халява. Когда накануне открытия один за другим отпали оставшийся без барабанщика АПРЕЛЬСКИЙ МАРШ и прихворнувший АУКЦЫОН, когда не смогла долететь НАСТЯ и заплутала в переулке Ильича ПЕТЛЯ НЕСТЕРОВА, стало ясно, что без изменений — причем весьма болезненных — фестивалю не обойтись. Очень часто решение приходилось принимать прямо за кулисами и в унылом одиночестве, поэтому не все импровизации оказывались складными. Тем не менее несколько выпущенных на сцену вне программы групп — в том числе питерские ДВА САМОЛЕТА, ЮГО-ЗАПАД и ТИХО!, а также новосибирско-барнаульский бэнд под управлением известного тусовщика Андрона — добавили какие-то краски в пеструю фестивальную палитру и не вызвали сожаления в содеянном.

К счастью, большинство приглашенных исполнителей я все-таки слышал ранее и априорно представлял, чего от них можно ждать, поэтому могу дорисовать свою «закулисную» картину по памяти. Вообще, хотелось бы отметить две отрадные для меня вещи.

Во-первых, стало ощутимо заметнее преобладание музыкально-ориентированных групп над политизированно-текстовыми: у нас слишком долго был рок, но не было музыки. Сейчас этот дисбаланс выравнивается.

Во-вторых, неизмеримо вырос (по сравнению, скажем, с рок-клубовскими фестивалями середины восьмидесятых) профессиональный уровень музыкантов; в пользу этого говорит тот факт, что для подключения и перенастройки большинству групп оказалось достаточно двух-трех минут, тогда как раньше — Вы это, наверняка, помните — концерты воспринимались лишь как нескончаемая и безуспешная настройка. Стало быть, растем.

В той или иной степени я удовлетворен почти всеми выступлениями (а их, напомню, было ровно пятьдесят) — ну, минус несколько очевидных исключений, — однако ряд эмоциональных всплесков на фоне общей эйфории, связанной с окончанием фестиваля, моя память все же сохранила.

КОШКИН ДОМ. Пронизывающий до мозга костей голос и оплетающий сознание звук клавиш, точный выбор тембров и безупречная ритмика...

ВОСТОЧНЫЙ СИНДРОМ. Хрупкая и нервная гитарная вязь, тягучий поток саксофонных рифов, неожиданно и прихотливо кружащий вокал...

ЧАЙФ. Энергия через край, сокрушительный драйв, чакберриевские соло и — трогательная и наивная скрипка... Мне кажется, что это был один из лучших концертов этих выпускников свердловской рок-коммуны.

КРЕМАТОРИЙ. Ирония, заданная уже самим названием группы, сквозила в текстах, чуть более серьезных, нежели требовалось, чтобы принимать их всерьез. Очень мелодичная и светлая музыка, этакие
вальсочки с акустическипрозрачным звуком брали за душу и не отпускали до самого конца концерта...

И, наконец, РАЗНЫЕ ЛЮДИ. В моем понимании, это и есть русский народный рок-н-ролл. Песни Чижа удивительно распевны и куда ближе к подлинному фольклору, нежели патетическая чушь в исполнении
дебелых хористок разных заслуженных коллективов. Кстати, курили на сцене — во время песни «В Старинном Городе Обломове» — не понарошку, однако я позволил это нарушение правил исключительно
в целях усиления образа. «Иначе, — как говаривал Остап Бендер, — не будет того эффекта».

Как редактор «Мелодии» могу дополнительно и строго конфиденциально сообщить, что в ближайшее время намерен выпустить пластинки групп КОШКИН ДОМ, СТИЛЬ, ВЫХОД, ОПАСНЫЕ СОСЕДИ, ОБЛАЧНЫЙ КРАЙ, ВОСТОЧНЫЙ СИНДРОМ, МИССИЯ: АНТИЦИКЛОН, ОБЪЕКТ НАСМЕШЕК, новые работы ЧАЙФА и КРЕМАТОРИЯ, а также внимательнее присмотреться к кое-кому из тex, кто на нынешней «Авроре» дебютировал.

Как редактор РИО... Хм, пожалуй, не буду распространяться. Но уж напишу все как есть, так что не обессудьте.

Кажется, я отчитался перед Вами по всем статьям. А если так — пора закругляться.

В заключение, как водится, хочу еще поблагодарить всех, без кого этого фестиваля не было бы: Льва Левинсона и вверенный его попечению «Театр под открытым небом», телепрограмму «Чертово колесо» и звукооператора Сашу Симагина со всей его командой, администрацию Дворца и наш доморощенный оргкомитет, наконец, отчаянные головы — спонсоров фестиваля, музыкантов и слушателей.

Кроме того, предлагаю присвоить Вам очередное звание Верховного Дилетантиссимуса Советского Союза.

Искренне Ваш, Андрей Бурлака


Гленн Казаков — рок-дилетанту

Здравствуйте, рок-дилетант!

Есть одна детская книжка (кажется, Кира Булычева), в которой девочка Алиса попадает на какой-то планете на рынок, где инопланетяне продают зверюшек. Рынок очень симпатичный, но только трудно определить, кто здесь инопланетянин, а кто зверюшка.

Вспомнив эту повесть, легко представить фестиваль «Аврора-90», на котором разодетые на все лады существа из разных городов извлекали причудливые звуки и выполняли таинственные движения. Добавим сюда полную невозможность распознать на слух название группы и фальшивое расписание концертов и получим аналогию клеток с перепутанными табличками. Битком набитый зал Дворца вопит и хрюкает, но от чего — от счастья приобщения к искусству или полного одурения увиденным — сказать трудно. На сцене с виду нормальный человек из Томска, объявив свою группу БУДНИ ЛЕПРОЗОРИЯ и назвав ее лучшей на свете, отступает назад, делает два приседания и разводит при этом руками...

Но я-то чувствую себя полнейшим идиотом на концертах советского андеграунда.

Стараюсь изо всех сил, но не могу соединить в какой-либо рисунок хаос звуков, который несется со сцены. Понятия лирика, мелодия, ритм, драйв давно потеряли свое значение применительно к фестивалям советской рок-музыки. Каждый норовит извлекать из своего инструмента звуки попримитивней, слова выкрикивать поглупее — и все вместе получают от этого огромное удовольствие, что видно по счастливым лицам.

Гитарист магаданской группы МИССИЯ: АНТИЦИКЛОН в полном отрешении от происходящего в мониторах, наслаждаясь только издаваемыми им акустическими колебаниями, вихрем прошелся по сцене, запутался в собственном проводе, грохнулся оземь, преспокойно бросил играть и стал распутывать свои ноги. Наверное, он до сих пор гордится этим эпизодом, приводя его в рассказах своим магаданским друзьям как свидетельство того, насколько все было круто. Крутизна на выступлениях некоторых составов была столь высокой, что ведущий концертов Андрей Бурлака не мог удержать себя от пары-другой язвительных эпитетов, которые он бросал со сцены вслед уходящим участникам. Настроение у Бурлаки летело под откос, и на третий день, когда после часа поисков в перерыве между двумя концертами он был обнаружен представителями оргкомитета, последние были посланы ко всем чертям, а сам Бурлака пошел на «пьяный угол» за вином.

Трудности были усугублены тем, что, по замыслу, «Аврора» должна была представить разнообразные инди-группы со всех концов страны. Найти два десятка разнообразных групп — задача вполне реальная, но добиться того, чтобы они при этом своем достоинстве еще и играть хоть как-то умели — практически невозможно. Вероятно, некоторые участники фестиваля были знакомы его организаторам только по фонограммам. Представитель одной из групп, обалдев на сцене, искренне сказал: «Это такое счастье, что нас выпустили поиграть!» Я не был готов в этот момент разделить счастье ребят. Мои уши оказались больше приспособлены к восприятию гула лайнера Ту-154, чем их творчества.

Интересно, было ли хоть одно выступление у ОБЛАЧНОГО КРАЯ после «Подольска-87»? Уж на что остальные не годились, эти в течение десяти минут не смогли извлечь из инструментов ни единого членораздельного звука. На седьмой минуте Олег Рауткин стал вытаскивать на сцену женщин и заставлять их визжать в микрофон, а после третьей женщины забыл, куда и зачем он пришел. Понятно, что они были чертовски пьяны, но они были пьяными кретинами, но никак не пьяными музыкантами. Ясно, что из их записи на «Мелодии» получится куда большее дерьмо, чем пластинки ЧАЙФА и АУКЦЫОНА.
Бурлаке оставалось лишь выйти на сцену, взять заблудившегося среди микрофонов Рауткина и увести его за кулисы.

В Петербурге появилась новая идиотская мода — ужасного вида большие гномичьи шляпы на женщинах. Из вестибюля эти шляпы поднимались в зал, сливались там в одну совершенно огромную, которая и
накрыла фестиваль «Аврора-90».

С приветом,

Гленн Казаков (Казань), редактор «Ауди Холи»


Татьяна Ежова — рок-дилетанту

Добрый день, Александр Николаевич!

Все вспоминаю ваш удивительный город, похожий на старую пленку, которая периодически рвется в течение четырехдневного сеанса... Таким мне запомнился фестиваль «Авроры» — отдельными предновогодними кадрами.

Вот рок-дилетант говорит приветственную речь перед киевской делегацией, а мы держим в руках еще не разбитые стаканы. Вот я и басист GODZADWA Шурик Евстратенко сидим в самом центре зала и постигаем искусство рок-н-ролла. Вот президент «Рок-периферии» Евгений Колбашев пробирается к нам между рядами с огромным пакетом только что приобретенных казанских «Холи». Вот я блуждаю бесконечными закулисными коридорами ЛДМа в поисках гримерки ВОСТОЧНОГО СИНДРОМА...

А вот наш номер на восьмом этаже, дверь которого на протяжении всего нашего пребывания в Питере практически не закрывалась. Сюда прибегал передохнуть от трудов праведных ведущий концертов Андрей Бурлака. Здесь перед выходом на сцену собирался, но так и не собрался ВОСТОЧНЫЙ СИНДРОМ. Здесь я пыталась разговорить вокалиста моей любимой МИССИИ: АНТИЦИКЛОН Гену Вяткина. Здесь в последнюю ночь перед отъездом бурно дискутировали два независимых журналиста и очень милых человека — Миша Шишков (Ленинград) и Леша Коблов (Москва). Здесь постоянно кипел чайник, и когда кончилась заварка, я бросила в воду душистый лимон. Здесь... Здесь были люди и была музыка. Несмотря на бешеный темп и пропадающую через два часа способность что-либо воспринимать. Несмотря на организационные накладки. Несмотря на чувство бесконечной усталости.

А музыка... Кажется, рок-н-ролл еще жив. Во всяком случае, это подтверждают магаданцы: МИССИЯ: АНТИЦИКЛОН, КОНЕЦ, СВЕТА! и неподражаемый ВОСТОЧНЫЙ СИНДРОМ. Это подтверждают те, кого называют «периферией»: НЕОРЕТРО (Костамукша), ДЕВЯТЬ (Барнаул), КРАСНЫЙ ОГУРЕЦ (Воронеж), 12 ВОЛЬТ (Ростов-на-Дону). Это подтверждают киевские команды. Это подтверждает и Ленинград, выпустив на сцену две абсолютно «неленинградские» по стилю группы: КАМИКАДЗЕ и потрясающее ДУРНОЕ ВЛИЯНИЕ.

Последняя группа — это просто подарок нашему ИВАНОВУ-ДАУНУ: мощный драйв, по-хорошему мрачный имидж, упаднически-жесткий голос и влюбленность в БАУХАУЗ.

А еще по списку сверху вниз: КРЕМАТОРИЙ, ВЫХОД, НОЛЬ, ЧАЙФ. АУ... Но это уже не для беглых впечатлений, а для большой статьи.

Всего доброго!

Татьяна Ежова (Киев), редактор журнала «Гучномовець»


Олег Гнатив — рок-дилетанту

Уважаемый рок-дилетант!

Я хочу попросту поделиться впечатлением о происшедшем без какого-либо крутого анализа, на уровне в кайф — не в кайф.

Боясь навлечь на себя недовольство самых нонконформистских нонконформистов, скажу, что и прошлая «Аврора», и нынешняя были нормальными актами, на которых можно и оттянуться, и пообщаться, и даже иногда послушать хорошую музыку. И даже те группы, которые слушать невозможно либо из-за нудности, либо из-за тупости, все равно хорошие, хотя бы потому, что могли бы, нажимая на пимпочки и пощипывая струночки, играть «Белые розы», ан нет — играют в мужественном стиле рок.

Я не буду говорить о тех группах, которые заставляли нас со Штухом (музыкант группы КЛАССИФИКАЦИЯ Д) деликатно выходить из зала на перекур. Благодаря им мы имели время обменяться планами будущего обустройства России и Украины, главное внимание уделяя развитию ликероводочной промышленности. И так увлекло нас это дело, что мы немножечко опоздали на начало КРЕМАТОРИЯ. Усевшись, Штух громко спросил: «А который из них Рикошет?» Я ему ответил, что вон тот, в черной шляпе. Сидящие впереди и позади нас вдруг сильно заволновались и громко начали нам объяснять, что это не Рикошет, а Григорян. Может быть, но почему столько презрения к нам? Ну ошиблись, так ведь по телевизору и того, и другого показывают очень редко. Это я к тому, что все-таки есть у нас настоящая рок-н-ролльная публика, Рикошета от Григоряна отличает. Так что все нормально. Ну а теперь о хорошем, хотя и так моя эпистола призывает только к любви и терпимости (ау, братки и сестренки!).

Начнем с первого дня. Сразу оговорюсь, что не все группы, о которых я буду говорить только хорошее, зацепили меня, но думаю, что сказать о них стоит.

ДЕВЯТЬ — веселый оттяжный рок-н-ролл, хорошая сыгранность, Лазорин — этакий классический поп-расстрига.

Северодвинские НЕЧТО мыслят нестандартно, но на всю концепцию этой нестандартности не хватило, и поэтому их бросало по ухабам занудного арта, иногда выводя на что-то свежее и незаигранное.

КРЕМАТОРИЙ, как ни странно, при их полуакустичности был одной из самых драйвовых команд фестиваля, наверное, обратная энергия тусовки сыграла свою роль.

Остроту всему прибавили два крутых хеппенинга. Первый устроил ОБЛАЧНЫЙ КРАЙ. Говорят, у Богаева в день концерта был день рождения, а поскольку Архангельск, как и Доусон у Джека Лондона, — город крутых людей и крепкого спирта, то... сами видели что. Дай Бог здоровья Рауткину и тем девушкам из тусовки, которых он выдергивал на сцену. Я получил море удовольствия.

Второй хеппенинг устроила днепропетровская группа КУ-КУ. Будучи на фестивале в Киеве и из желания и рыбку съесть и где-то прислониться, они, просидев несколько часов в Борисполе, прилетели все-таки в Питер, вышли на сцену, и тут вырубили ток. Курехину надо бы поучиться устраивать такие акции.

Ну а теперь о самом главном. О GODZADWA из Киева и ВОСТОЧНОМ СИНДРОМЕ. Глеб Бутузов перестал быть КОЛЛЕЖСКИМ АСЕССОРОМ и стал ГОДЗАДВОИ. Музыка этой группы — это музыка людей, родившихся не здесь, а там. Как это получается, я объяснить не могу. В разговоре с Глебом (интеллектуалом и интеллигентом) проскочила фраза «я внутренне уже диссидировал». Это выступление прошло недооцененным в силу того, наверное, что не к месту и не ко времени, но смею предсказать группе карьеру одной из самых концертирующих там, но не здесь. Как НЕ ЖДАЛИ или АВИА. Ну и дай им Бог.

И, наконец, ВОСТОЧНЫЙ СИНДРОМ. Стало очень модно хвалить их, но все равно ребята сидят без денег и концертов. ВС приоткрыл дверь в пространство, где ненормальные гении существуют так, как здесь существуют нормальные идиоты. Это был шок и это то выступление, из-за которого не стоило жалеть о времени, потраченном на некоторые другие группы. Саксофонист Дименций — лучший шоумен у нас, да и у них, наверное. Жаль только Панамы (гит.) да Шуряна (ударн.) не было на сцене.

Вот и все. У нас на Западной Украине буйным цветом цветет дебильный попс. Но об этом в следующий раз.

Привет, искренне Ваш,

Олег «Toварищ M» Гнатив




Послесловие рок-дилетанта

Лично у меня «Аврора-90» оставила гораздо более скверное впечатление, чем ее предшественница. Причин здесь как минимум две и обе вне музыки.

Начну с того, о чем я уже писал. Рок-концерты стали прибежищем гопников. И если на вольных лугах и аллеях Елагина острова отвязные молодые люди смотрелись почти естественно — кто курил, кто пил, кто валялся на траве, кто орал и свистел, то в зале Дворца молодежи с его обитыми бархатом креслами повышенный процент гопоты неминуемо ломал кайф от концертов. Как хотите, но не могу я смотреть на то, как курят в зале, сидят на спинках, поставив сапожищи на плюшевые сиденья, и плюют на пол. И такое впечатление, кстати, что не мылись полгода. А за кулисами такой бардак и разгул, такой дым коромыслом, что ностальгически вспоминаешь фестивали рок-клуба с ментами и дружинниками в соотношении один к одному со зрителями.

Только что увидел фильм «Седовласый рок-н-ролл» по ТВ и, роняя слезу, смотрел на западных маэстро, своих сверстников, которые умеют отвязываться круче любых тинейджеров, оставаясь при этом интеллигентными и культурными людьми.

Назад, в клубы! Бегом из дворцов спорта, со стадионов, из тысячных залов. Будем воспитывать свою публику небольшими разумными порциями, тем более что рок-н-ролл становится все более интеллектуальным.

Но пока что есть, то есть. Хотя был и наш народ, с ужасом взиравший на гопоту, наползающую на сцену наподобие тараканов. Вторая причина — чисто организационная. На этом фестивале непосредственно на концертах мне нечем было заняться. В одной из рецензий на второй авроровский фестиваль я был назван «свадебным генералом». Отчасти, может быть, даже и справедливо, ибо Лева Левинсон командовал администрацией, а Андрей Бурлака тем, что происходило на сцене.

И если на прошлой «Авроре» я мотался, как бобик, организуя программу, автобусы, гостиницы и еще черт знает что, с грехом пополам успевая смотреть выступления, то здесь кайфа не было ни на сцене, где тоталитарно властвовал Бурлака, ни в зале, где царили гопники.

А понравились мне, кроме давно любимых ЧАЙФА и КРЕМАТОРИЯ, знакомые по фонограммам НЕЧТО, РЕЗИНОВЫЙ ДЕДУШКА и НЕОРЕТРО, слышанные ранее «живьем» КОШКИН ДОМ, РАЗНЫЕ ЛЮДИ, КАМИКАДЗЕ и АУ, новая для меня GODZADWA. Сожалею, что не слыхал магаданцев, ибо во время их выступления проходило освящение лютеранской церкви — студии грамзаписи «Мелодии», куда я был приглашен Андреем Тропилло.

Как сопредседатель оргкомитета готов принести извинения за участие череповецкого певца Соловьева, певшего под фонограмму. Даже десять тысяч спонсорских череповецких денег не компенсируют этот моральный урон.

И все же — спасибо всем, поскольку фестиваль состоялся. Разве лучше, если бы его не было совсем? О чем бы мы говорили? Только о вкусах на галстуки?

Кстати, о галстуках. Продолжая тонкое развернутое сравнение Бурлаки, хочу привести высказывание того же Андрея Тропилло: «Не будь Джорджа Мартина, никаких БИТЛЗ бы не было». Даже при том, что галстук одного Джорджа не нравился другому.

«Аврора», № 7, 1991 г.

 

Справочное бюро

Программа выступлений на рок-фестивале «Аврора-90»:

21 декабря 1990 г. (вечер): 9 (Барнаул), ИЛИ (Тбилиси), ТИХО!, НЕЧТО (Северодвинск), КАМИКАДЗЕ, НЭП, Сергей Сидорин (Ташкент), ОБЪЕКТ НАСМЕШЕК, КРЕМАТОРИИ (Москва), ВЫХОД.

22 декабря (утро): НЕОРЕТРО (Костамукша), СТИЛЬ И СТЮАРТЫ КОУПЛЕНДЫ, 1812 ГОД, 12 ВОЛЬТ (Ростов-на-Дону), НЕБЕСНОЕ ЭЛЕКТРИЧЕСТВО (Новосибирск), ПУПКИН И СЫНОВЬЯ (Хабаровск), БУДНИ ЛЕПРОЗОРИЯ (Томск), КОШКИН ДОМ.

22 декабря (вечер): КРАСНЫЙ ОГУРЕЦ (Воронеж), РЕЗИНОВЫЙ ДЕДУШКА (Челябинск), GODZADWA (Киев), Александр Соловьев (Череповец), ОБЛАЧНЫЙ КРАЙ (Архангельск), ХРАМ МИРА, ЮГО-ЗАПАД, ДВА САМОЛЕТА, НОЛЬ, РАЗНЫЕ ЛЮДИ (Харьков), Александр Холкин (Свердловск), ЧАЙФ (Свердловск).

23 декабря (утро): ВНЕЗАПНЫЙ СЫЧ, ДУРНОЕ ВЛИЯНИЕ, ИВАНОВА ОСЬ (Киев), КОНЕЦ, СВЕТА! (Магадан), ВИНО, GODZADWA (Киев), ПУТТИ (Новосибирск), ПУСТЫЕ ТЮБИКИ (Новосибирск), МИССИЯ: АНТИЦИКЛОН (Магадан), ВОСТОЧНЫЙ СИНДРОМ (Магадан/Ленинград).

23 декабря (вечер): КОНТИНЕНТ, АУ, ВРЕМЯ ЛЮБИТЬ, КРЕМАТОРИЙ (Москва), РАЗНЫЕ ЛЮДИ (Харьков), ОПАСНЫЕ СОСЕДИ, МИФЫ, КОШКИН ДОМ, СТИЛЬ И СТЮАРТЫ КОУПЛЕНДЫ, ПРЕОБРАЖЕНИЕ, КУКУ (Харьков).

Примечание. Ленинградские группы приводятся без указания места приписки.

 

О себе | Фото | Видео | Аудио | Ссылки | Новости сайта | Гостевая книга ©Александр Житинский, 2009; Администратор: Марина Калашина (maccahelp@gmail.com)